Любит — значит бьёт

Почему женщин не спасает инстинкт самосохранения.


ООН опубликовала доклад о самых опасных местах для женщин во всём мире. Попробуйте угадать, где женщине угрожает самая страшная опасность? У себя дома. На 87 000 убитых женщин пришлось 50 000 убитых мужьями, сожителями и другими членами семьи.

Когда муж вёз Риту Грачёву в лес, скорее всего, она до последнего не подозревала, как далеко он зайдёт… В нашей культуре бытовое насилие и абьюз принято считать чем-то неопасным для жизни. Первые и стопервые звоночки оказываются неэффективными. А когда звоночки превращаются в набат, этот звук может стать последним, что слышит женщина.

Биологически у самок инстинкт самосохранения развит намного сильнее, чем у самцов. Им нужно беречь себя для материнства. Человеческие самки действительно реже попадают в переделки, чем самцы. Но женщинам, чтобы умереть, не нужно искать приключений. Почему дома не работает инстинкт?

Семь бед — один кулак

Ещё каких-нибудь 150 лет назад побои были встроены во все элементы человеческого быта. Детей били родители и воспитатели. Старшие били младших, сильные слабых. Мужья били жён, свёкры и свекрови — невесток. Благородные дамы закатывали горничным звенящие пощёчины, господа «совали в рыло» холопам. Холопы дрались промеж собой. Каждый день человек кого-нибудь бил или принимал удары. И никто не заморачивался.

Насилие — крайне эффективный способ управления «нижестоящими» людьми. Оно позволяет в сжатые сроки добиться желаемого.

Неэффективность насилия видна только в перспективе. То, что работает при помощи насилия, не работает никаким другим способом. Насилие порождает злобу и ненависть. При малейшей «слабине» насильник сам становится жертвой насилия.

Сегодня  насилие объявлено вне закона. Но мир всё ещё полон людей, которые не умеют жить без побоев, контроля и принуждений. И я говорю не только о насильниках, но и о жертвах.

Любовь должна быть с кулаками

Жертвами домашнего насилия становятся женщины любого возраста, достатка и социального положения. Среди них есть те, у кого больше шансов «застрять» в опасной ситуации. В группе риска находятся женщины, которые были социализированы при помощи насилия. 

Чьи-то родители приправляли побои заботой и воспитанием. А чьи-то не заморачивались и просто лупили ребёнка за всё, что в нём раздражает. В обоих случаях дети вырастают во взрослых людей с пониманием того, что:

  • Взаимоотношения в семье включают элементы насилия;
  • Любовь и заботу можно выражать причинением боли;
  • «Вышестоящий» имеет право бить «нижестоящего».

В категорию жертв попадают не только те женщины, которых в детстве били родители. Многих из них подвергали психологическому насилию. Стыдили, высмеивали внешность, заставляли быть идеальной. Те, кого тыкали носом в ошибки, ориентировали на подчинение и служение семье… То есть, хорошо, если жертвой окажется каждая вторая из нас.

Женщину, которая попала в цикл домашнего насилия, можно изолировать от тирана. Но от собственного мировоззрения ей деться некуда. Для того, чтобы она испугалась за собственную жизнь, должно произойти что-то совершенно необычное. «Избил сильнее, чем обычно» больше похоже на «обычно», чем на «моя жизнь находится в опасности». Можно сколько угодно давить таким женщинам на самоуважение и возмущаться бездействием. Они не уходят от тиранов, инстинкты не работают. В их мире всё идёт так, как должно. Если абьюзер исчезает из жизни жертвы, программа насилия встроит её в новую ситуацию. Женщина и дальше будет терпеть побои либо наносить их сама. Да, женщина может занять более «выгодную» позицию во вселенной «насильник/жертва».

Выхода нет?

Ситуация с жертвами насилия похожа на ситуацию с бездомными. Вот сердобольный человек вызволяет какого-нибудь условного дядю Васю с улицы. Вася в прошлом электрик высшего разряда, а ныне — бездомный алкоголик. Жизнь дала трещину, и мужчина не выдержал. Дяде Васе находят жильё и работу, покупают одежду, его кормят и подбадривают. Дядя работает два дня, просит аванс и благополучно сливается. На улицу, в холод, голод и попрошайничество. Почему? Потому что дяде Васе жизнь бездомного знакома и привычна. В новой жизни нужно быть другим дядей, а Вася только такой.

Жертвы всегда ищут опору во внешнем мире. Чтобы бездомный дядя захотел исправиться, его нужно принять таким, как он есть и помочь ему нащупать внутренний ресурс. Внешний ресурс «попрошайничество» проще, чем внутренний ресурс «работа». Потому социализация бездомных людей с зависимостями — большой неблагодарный труд.

По-хорошему, и жертв насилия необходимо заново социализировать. Долго и терпеливо учить жить по-новому. Показывать, как избегать токсичного общения, учить опираться на свои ресурсы.


Если мы хотим помочь жертвам насилия, нам нужно перестать тыкать их носом в «собственное достоинство». Дерево без корней стоять не может. Гендерная социализация отключает женский инстинкт самосохранения, её дерево стоит только благодаря опоре на тирана. Нам нужно очень много терпения, чтобы помочь таким женщинам отрастить собственные корни.

  • Как ты справляешься?
  • Ты когда-нибудь думала о том, что можно жить по-другому?
  • Что у тебя в получается делать лучше всего?
  • Давай определим опасные ситуации и составим план, что ты будешь делать в случае угрозы жизни и здоровью.
  • Ты всегда можешь ко мне обратиться за помощью.

Добавите что-нибудь?

Войти с помощью: 
avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписка  
Присылать на почту